Поиск по сайту

Сейчас на форуме (гостей: 20, пользователей: 0, из них скрытых: 0)
День рождения СиЯ(26)
Всего зарегистр: 7028

Обсуждали: 109

Всего форумов: 8
Всего тем: 130
Всего сообщений: 1551

Горная ведьма

Коиси Ихээ-но дзё [1], уроженец земли Сэтцу, был смелым и доблестным воином. В десятом месяце пятого года эры Тэнсё [2], когда дружины Оды Нобунаги [3] двинулись в наступление, он участвовал в обороне замка Катаока в провинции Кавати. Владелец замка, военачальник Мацунага-дандзё Хисахидэ [4] был человеком, на совести которого лежало немало злодеяний, потому, должно быть, удача изменила ему и оказалась на стороне противника, кипевшего отвагой. Решив, что замку долго не продержаться, Коиси дождался вечера и под покровом темноты бежал. Первым делом поспешил он в Югэ, где скрывалась его жена. Оттуда они вместе направились через Тацуту в провинцию Ямато.

Жена Коиси была в тягости, близился срок родин, и дорога далась ей нелегко. Тело у нее ныло, ноги не слушались. Насилу одолела она горный перевал. Опасаясь, как бы их не обнаружил кто-нибудь из дозорных, супруги свернули с дороги и, углубившись на полверсты в лес, решили передохнуть. Вдруг им почудилось, будто вдалеке кто-то плачет и зовет их. Вскоре увидели они девушку, которая карабкалась в гору, пытаясь их нагнать. Это была служанка, долгие годы жившая у них в доме. Решившись на побег, они не могли взять ее с собой и оставили в Югэ, но та, как видно, пустилась за ними следом. Сжалившись над нею, супруги откликнулись: "Мы здесь".

Девушка несказанно обрадовалась.

- Как жестоко вы поступили, бросив меня на произвол судьбы! - принялась она укорять хозяев. - А ведь я готова была идти за вами хоть в пекло, хоть в ледяную воду. Когда вы скрылись из дома, ничего не сказав, я чуть не умерла от страха, вот и кинулась вас догонять.

Слова девушки тронули супругов. Обрадовавшись, что у них снова появилась помощница, они позволили служанке остаться.

Тем временем у жены Коиси начались схватки и хотя ей пришлось изрядно помучиться, она благополучно разрешилась от бремени. Случилось это поздним вечером, луна еще не взошла, и все вокруг было погружено в непроглядный мрак. Коиси совсем было растерялся, но девушка оказалась на редкость расторопной и сноровисто помогала роженице. "Что бы мы без нее делали? - в умилении думали про себя супруги. - Какое счастье, что она отправилась сюда за нами! Вот поистине преданная душа - оказалась с нами в трудную минуту. О такой прислуге любой хозяин может только мечтать".

Родильницу перенесли под дерево, рядом с нею расположился муж, а напротив них - служанка с младенцем на руках. Поутру Коиси собирался отправиться на поиски какой-нибудь заброшенной хижины, которая стала бы их временным пристанищем. Отпраздновать, как полагается, рождение ребенка они не могли, но Коиси припас несколько обжаренных рисовых колобков, чтобы жена подкрепилась.

Прислонившись спиной к стволу дерева, мать не сводила глаз со служанки, баюкавшей ее чадо. Вдруг сквозь пелену мрака ей померещилось, что та высунула язык и принялась облизывать младенца. Похолодев, женщина присмотрелась - и что же? Рот у девицы сделался огромным, вытянулся до ушей и превратился в страшную пасть, которая прямо у нее на глазах стала поглощать головку новорожденного, шею, плечи, правую ручонку...

Не смея вскрикнуть от ужаса, женщина попыталась растормошить задремавшего мужа. Насилу разлепив веки и увидев, что происходит, он украдкой выхватил меч и бросился на девицу. Та мгновенно отпрянула и, словно мячик, вспрыгнула на дерево, в тот же миг оборотившись безобразной ведьмой. Затем она соскочила на землю, оттолкнулась от нее, взлетела на скалу, расположенную в десяти кэнах [5] оттуда, и стала пожирать ноги младенца. Коиси бежал за ведьмой, размахивая мечом, но она была недосягаема для него, точно призрак. Долго еще преследовал ее несчастный отец, а та, насытившись, стала носиться в воздухе, как стрекоза, порхать, как бабочка, пока вовсе не пропала из виду.

В изнеможении Коиси воротился к дереву, под которым оставил жену, смотрит - а той и след простыл. Сколько ни кричал он, сколько ни звал ее, все было напрасно.

Куда она могла исчезнуть? Обливаясь кровавыми слезами, Коиси долго искал ее, блуждая по незнакомым горам. Наконец, когда рассвело, на скале в трех тё [6] от дороги он увидел отрубленную голову жены. Сердце его готово было разорваться от горя. В слезах закопал он голову жены в землю и отправился в Ямато, где в селении Отани жили его родственники.

Со временем осознал он непрочность всего мирского и обратил помыслы свои к спасению в грядущей жизни. Поселившись у подножия горы Коя [7] в месте, именуемом Син-Бэссё, он повел уединенную жизнь, следуя праведному пути и соблюдая десять заветов Будды. [8]

А что сталось с ним впоследствии - неизвестно.


Примечания

[1] Дзё - воинское звание, гвардейский офицер 3-го ранга.

[2] 1577 г. по европейскому календарю.

[3] Ода Нобунага (1534-1582) - знаменитый японский полководец. В результате многочисленных победоносных походов против соседних феодалов объединил под своей властью почти всю центральную и юго-западную Японию.

[4] Мацунага Хисахидэ (1510-1577) - крупный феодал. В 1564 г. примкнул к Нобунаге и стал правителем земель Ямато и Кавати, однако в 1577 г. поднял против своего сюзерена мятеж, который был жестоко подавлен. Окруженный неприятелем в своем замке, Мацунага покончил жизнь самоубийством. Дандзё - звание, присваивавшееся в старину высокопоставленным чиновникам ведомства, осуществлявшего судебные, сыскные и полицейские функции. Хотя в данном случае это звание носит номинальный характер, оно свидетельствует о высоком положении его обладателя.

[5] Кэн - мера длины, равная 1,81 м.

[6] Тё - мера длины, около 110 м.

[7] Коя - гора в провинции Кии. Находившийся там монастырь служил местом паломничества и приютом для отшельников.

[8] Десять заветов Будды запрещают убийство, воровство, прелюбодеяние, сквернословие, обжорство, пьянство, алчность, лживость, расточительство, а также всевозможные увеселения.


Перевод с японского и примечания Т. Редько-Добровольская.

Фото из галереи